Когда налог-это стимул к развитию

Представители горно-металлургической отрасли ищут компромисс с госорганами. Цены на некоторые виды металлов на Лондонской бирже после почти трёхлетнего спада медленно поползли вверх. И это известие вновь послужило поводом для рассуждений о необходимости пересмотра ставок налогов для горно-металлургических предприятий.

Вопрос этот уже не в первый раз поднимается на уровне Министерства финансов. В феврале 2020 года его озвучил председатель комитета государственных доходов Министерства финансов Марат Султангазиев.

«Учитывая, что у горнорудного сектора отсутствует существенный рост поступлений: налогообложение горнорудного сектора не чувствительно к конъюнктуре рынка в сравнении с нефтяным сектором, считаем целесообразным увеличить налоговую нагрузку путем увеличения ставок НДПИ», – заявил М. Султангазиев в ходе круглого стола в Сенате Парламента РК.

По мнению «фискалов», в случае увеличения ставок по НДПИ ожидаемое поступление от сектора составило бы около 400 млрд тенге.

Тогда же прозвучало еще несколько предложений. В частности, КГД выступил с новациями об ограничении предприятий горнорудного сектора в отнесении на налоговые вычеты управленческих, консалтинговых и других расходов.

Парадоксальный речевой оборот «налогообложение нечувствительно к конъюнктуре рынка» сразу же обратил на себя внимание. Кроме того, представители горнодобывающей промышленности не согласились с тезисом о «несущественных налоговых поступлениях». Почему?

Во-первых, в нашей стране НДПИ исчисляется, исходя из предварительной оценки технического проекта, что само по себе вызывает шок у иностранных инвесторов. Во-вторых, удивителен и сам метод определения стоимости минерального сырья как налоговой базы, основанный на средней биржевой цене на такие полезные ископаемые за налоговый период (что относится к минеральному сырью, включая общераспространенные и иные полезные ископаемые). Уже поэтому говорить, что налогообложение не отражает конъюнктуру рынка, просто абсурдно.

Также смущает, что НДПИ взимается независимо от того, удалось ли недропользователю реализовать сырье, прошедшее этап обогащения, или нет. Честно говоря, возникновение налоговых обязательств в отсутствие реализации продукта – это нонсенс.

Всемирный банк уже не первый год призывает Казахстан обеспечить большую инвестиционную привлекательность этого сектора экономики и перейти к практике «индивидуального налогообложения» горнорудных проектов. Это предложение миллионы раз обсуждалось на форумах, рабочих группах, заседаниях… Но воз и ныне там.

Металлургия по удельному весу в доле ВВП Казахстана занимает 5,9%. Доля металлургической промышленности во всей отрасли обрабатывающей промышленности составляет 43,2%. Кроме этого отрасль – лидер по объему привлечения инвестиций среди других отраслей Казахстана. В период с 2009 по 2019 год объем производства в металлургической промышленности вырос в 4,5 раза: с 1,1 трлн тенге до 4,9 трлн тенге. Индекс физического объема металлургического производства за последние десять лет вырос в 1,5 раза. Объем инвестиций в отрасль вырос практически в два раза и по итогам 2020 года составил почти 330 млрд тенге.

С начала года в горно-металлургическом секторе отмечается только положительная динамика. За январь – апрель текущего года в Казахстане на 3% вырос объем производства в цветной металлургии в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. В черной металлургии рост объема производства составил 2,7% в сравнении с тем же периодом 2020 года.

Контраргумент о том, что отрасль является объектом бюджетных вливаний со стороны государства, выглядит несколько некорректным при простом сравнении цифр. В 2020 году объем финансирования металлургической отрасли (11 инвестиционных проектов) составил 11,4 млрд тенге, из которых АО «Банк развития Казахстана» профинансировало 3 крупных инвестиционных проекта. А теперь сравним эту цифру с вышеупомянутыми 300 млрд тенге и мысленно поблагодарим зарубежного и отечественного инвестора за стойкий интерес к нашим недрам.

Очевидно, что очередное изменение в системе налогообложения сектора ГМК приведет к оттоку инвестиций. И вот почему. Как правило, строительство нового предприятия занимает от двух до пяти лет. При этом на уровень окупаемости проект выходит еще через 7–10 лет. Бесконечная чехарда налоговых новаций вряд ли сделает инвестиционный проект более устойчивым с точки зрения западных банков и международных инвестфондов. Предсказуемость налогообложения – это гарантия доступа к мировому рынку кредитования.

«Относительно повышения налоговой базы важно отметить, что в развитых странах понимают, что ее превышение уровня 10–15% ВВП страны приводит к отрицательному росту экономики, а 20–25% ВВП – это уже предел, за которым следует просто развал экономик. Игнорирование объективных законов всегда приводит к нежелательным сценариям. Принципиально важно, чтобы налоговая база стимулировала индустриально-инновационное развитие, а не тормозила его», – считает доктор технических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК, руководитель научного центра «Горная технология» Сейтгали Галиев.

Витающая в воздухе идея моратория на повышение налогов как основы нового общественного договора уже давно обсуждается в деловых кругах. Известный казахстанский экономист Олжас Худайбергенов совсем недавно высказал мнение, что граждане будут согласны на повышение лишь тогда, когда будут доверять государству.

«А заслуживается доверие комплексным решением вопросов, в том числе с качеством дорог, оттоком капитала, операциями с офшорами и так далее», – подчеркнул эксперт.

В реальности мы, увы, видим иное.

Эксперты считают, что именно сейчас, в период восстановления экономики после «ковидокризиса», было бы уместно на ближайшие пять лет ввести мораторий на любые изменения в налоговом законодательстве, ухудшающие положение бизнеса. Это позволило бы субъектам хозяйственных отношений спланировать модель своего дальнейшего развития, определить меры по оптимизации своего предприятия, а банкам (основным кредиторам) – продумать варианты возвратности кредитов и спрогнозировать денежные потоки.

Очевидно, что лихорадочные усилия по латанию бюджетных дыр вряд ли способны излечить нашу экономику от стагнации. Вероятно, стоит иногда вспоминать о том, что одна из функций налога – стимулировать развитие.

журнал «Горно-металлургическая промышленность» №5-6 2021

Share
744

Еще статьи из этого номера