Сплав науки, инноваций и образования для уверенного роста

Основной инструмент устойчивого развития – «зеленая» экономика

Она призвана улучшить благосостояние и комфортное проживание людей, не подвергая будущие поколения воздействию экологических рисков. В Концепции «зеленой» экономики гармонично согласуются три компонента устойчивого развития – экономический, социальный и экологический. В связи с этим во многих странах мира на смену углеродному и экорасточительному приходит новый технологический уклад, реформируется законодательство, проводятся информационные кампании. Не исключением стал и Казахстан.

Достичь процветания

– Мы развиваем новые технологии, которые повышают производительность, но они негативно влияют на окружающую среду. Последний доклад ООН предупреждает нас об исчезновении тысячи видов в дикой природе. Но самая большая угроза – изменение климата. Две трети парниковых выбросов по всему миру – заслуга энергетики, и если мы внесем перемены в энергетический сектор, то сможем повлиять на изменение климата. Причем действовать мы должны втрое активнее, – заявил почетный генеральный директор Международного агентства по возобновляемым источникам энергии Аднан Амин, выступая на XII Астанинском экономическом форуме.

– «Зеленый» рост означает очень глубокую трансформацию отношений между экономикой, людьми и планетой. «Зеленый» рост, социальная инклюзивность и экологичность – долгосрочные цели, они не дают краткосрочной экономической прибыли, – отметил председатель Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия», лауреат Нобелевской премии мира (2007) Рае Квон Чунг, комментируя проблему недостатка инвестиций на природоохранные проекты.

По его мнению, помочь достичь «баланса между краткосрочным и долгосрочным» могут правительства стран. «Инвестиции в людей и планету обеспечат процветание экономик».

Сила в сотрудничестве

– В своей деятельности мы должны учитывать, что Центральная Азия представляет единый природный комплекс, включающий в себя экологические зоны, расположенные на территории различных государств. Нас волнуют экосистемы Тянь-Шаньских гор, Каспийского моря и Аральского бассейна, и мы вместе решаем их проблемы. Последствия ухудшения состояния окружающей среды оказывают влияние независимо от государственных границ. Их дальнейшее усугубление, несомненно, скажется на всем регионе, – акцентировал внимание участников встречи на необходимости регионального сотрудничества с ростом глобальных и региональных экологических проблем вице-министр энергетики РК Сабит Нурлыбай.

В свою очередь директор Международного центра «зеленых» технологий и инвестиционных проектов Рапиль Жошыбаев призвал соседей разработать региональный план действий Центральной Азии по развитию «зеленой» экономики, коммерциализации и трансферту передовых технологий, повышению уровня инвестиций и формированию законодательной базы для «зеленых» технологий.

Странам региона необходимо объединить усилия для продвижения прогресса в области «чистых» технологий, инноваций и идей. Сообща решать проблемы Арала, обеспечения дешевой энергией и водой, сохранения плодородия земель, бороться с опустыниванием и внедрять безотходные технологии.

«Сырьевой» Казахстан может сделать себе имя на мировой арене, если будет активно внедрять «зеленые» технологии. А для их продвижения важны и государственное финансирование, и прозрачность, и правовая устойчивость, уверен гендиректор Dhahran Technology Development Company Крейг Смит.

Как сообщил участникам форума вице-министр энергетики РК Сабит Нурлыбай, в Казахстане планомерно совершенствуется экологическое законодательство:

– Наша цель – привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами, чтобы сохранить благоприятную экологическую среду. Актуализация экологического законодательства позволит решать не только природоохранные проблемы, но и станет фундаментом для технического переоснащения производств, повышения конкурентоспособности отечественной продукции и улучшения инвестиционного климата.

В новом Экологическом кодексе, по словам вице-министра, заложены переход на принципы «наилучших доступных технологий», получение комплексных экологических разрешений и другие прогрессивные идеи.

В настоящее время продолжается детальное обсуждение Концепции кодекса стейкхолдерами. Но, как недавно заявил заместитель исполнительного директора Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов, число ключевых для горно-металлургического комплекса вопросов, требующих уточнения в рамках новой редакции экологического законодательства, еще довольно велико. В первую очередь это использование экологических платежей самими предприятиями для внедрения наилучших доступных технологий (НДТ) и отказ от инициативы внедрения практики «посещений» экологической инспекцией объектов первой категории. Природопользователей также волнуют условия перехода на систему комплексных экологических разрешений (КЭР), разработка национальных стандартов по НДТ, исключение платы за размещение отходов, в случае если они складируются в соответствии с требованиями законодательства и не воздействуют на окружающую среду.

Несколько спорных нововведений

К примеру, согласно проекту Экологического кодекса, предприятие, не имеющее технологических и экономических возможностей внедрить НДТ в течение 10 лет, не может получить комплексное разрешение и вынуждено будет остановиться.

– Это влечет за собой значительные риски для ГМК, – заметил представитель АГМП, предлагая несколько позиций. – Мы считаем, нужно предусмотреть добровольный порядок перехода на КЭР в соответствии с утвержденной концепцией. Для действующих объектов, которые эксплуатируются более 50 лет, предусмотреть возможность пересмотра или актуализации программ повышения экологической эффективности (ППЭЭ), требующих большего времени для внедрения НДТ.

Кроме того, законодатель, обязывая предприятия первой категории внедрять НДТ, намерен сохранить экологические платежи, которые могут составлять до 22 млрд тенге в год. Следовательно, в течение 10 лет, пока предприятие внедряет НДТ, эта сумма увеличивается до 220 млрд тенге без учета ежегодного повышения этих ставок. По словам Максима Кононова, такая двойная нагрузка дестимулирует компании отрасли.

– Мы предлагаем, чтобы экологические платежи использовались самими предприятиями для внедрения НДТ, – подчеркнул он.

Другое предложение ассоциации связано с тем, что законодатель планирует разработать в Казахстане стандарты на базе европейских БРЕФ – довольно жестких со сжатыми по нормативам лимитами.

– Очевидно, что предприятия ГМК Казахстана пока не готовы переходить к европейским стандартам, так как это потребует колоссальных финансовых средств. Мы предлагаем, чтобы в Казахстане рассмотрели и приняли практику России, которая подразумевает разработку собственных национальных стандартов с учетом экономических возможностей предприятий. С момента принятия национальных стандартов каждые 10 лет они пересматриваются в сторону снижения выбросов и загрязняющих веществ, – пояснил Максим Кононов.

Следующее спорное нововведение в проекте кодекса касается обязательного проведения ежегодного экологического аудита для подтверждения выполнения природопользователями ППЭЭ, и оно абсурдно, уверен представитель АГМП, потому что ежегодно компании будут нести дополнительную финансовую нагрузку в 50–100 млн тенге. Эксперты ассоциации предлагают, чтобы предприятие согласовывало ППЭЭ с госорганами и ежегодно отчитывалось по упрощенной схеме перед ними, а Министерство энергетики уже проверяло бы ход реализации этих программ, проводя государственный экологический контроль.

– Законодатель также планирует создать новый институт «посещений» объектов первой категории, но подобный механизм уже предусмотрен в Предпринимательском кодексе. Частые инспекции приведут к большим коррупционным рискам и постоянному отвлечению от основной операционной деятельности специалистов предприятий, – заявил Максим Кононов.

Более того, по его мнению, оставшегося времени (до сентября, когда кодекс поступит на рассмотрение госорганов) для более детального и всестороннего обсуждения документа недостаточно. Сроки подготовки документа чрезвычайно сжаты, а между тем по новому Экологическому кодексу предприятиям предстоит работать не один год. Как бы законопроект не добавил спорных ситуаций и проблем, предупредил представитель АГМП.

Полярность приоритетов

Международные эксперты, зная страновые проблемы, отмечают высокий потенциал Казахстана для перехода к «зеленой» экономике. Страна изобилует полезными ископаемыми, но это достояние требует повышения эффективности промышленности и бережного отношения к природе, считают они. Несомненно, на этом пути ее ждут ошибки и неудачи, но их не стоит опасаться. Правильно определить приоритеты на старте, советуют они.

– Правительство должно вовлекать частный бизнес в «зеленую» экономику. «Зеленые» стартапы помогают создавать сеть для сотрудничества, обмена идеями и информацией в этой области, – предложила управляющий директор Dena Кристина Хаверкамп.

По словам заместителя главы дирекции по окружающей среде ОЭСР Энтони Кокса, Казахстан не одинок в решении задач по построению «зеленой» экономики. «Схожесть в этом вопросе есть у Казахстана с Австралией – такой же богатой ископаемыми страной. Казахстан мог бы заимствовать австралийский опыт, к примеру, в реорганизации ТЭЦ, которые ранее работали на угле». И для претворения в жизнь таких «зеленых» идей, по его мнению, очень важны финансы и жизнеспособная инвестиционная среда.

Однако сотрудник НИИ ЦЭПП, заведующий лабораторией энергосбережения НИУ МЭИ России Евгений Гашо считает, что полностью «зеленая» экономика – не панацея и не спасательный круг, а новый резерв развития в новых условиях.

– Реализация принципов НДТ в России сложилась за пять лет в тесном переплетении промышленной, экологической и энергетической политик совсем по-иному, чем в Европе и Азии. Каждая страна находит для себя приемлемый и эффективный симбиоз достижения экологической безопасности и устойчивого развития экономики. Россия готова поделиться с Казахстаном опытом, – заявил Евгений Гашо. – У нас уже появился тренд на повышение энергоэффективности и экологичности. Даже скупая статистика позволила нам сделать вывод, что самые грязные энергоемкие предприятия за три года снизили выбросы на 3–6%.

«Зеленая» экономика – не только безотходность и новые отрасли, это сплав науки и подготовки кадров. Интерес к созданию «зеленых» рабочих мест стремительно растет во всем мире.

– Опыт показывает, что полученные знания, в том числе и фундаментальные, служат залогом интенсивной индустриализации, но не стержнем формирования экологической осознанности, – заметила председатель президиума Ассоциации экологических организаций Казахстана Алия Назарбаева. – Несмотря на то что большая часть планеты образована, экологическая ситуация не улучшается.

А ведь каждый этап получения знаний должен сопровождаться экологическим компонентом. Тогда это послужит некой ступенью для привития способности принимать решения с учетом экологической оценки. Поэтому, убеждена она, необходимо ускорить процесс качественных реформ в системе подготовки профессиональных кадров и выработать согласованные действия правительства, работодателей и бирж труда, а также филантропов с акцентом на создание экологически безопасных и достойных условий труда.

…Инновации стимулируют экономическое развитие во всем мире. Использование «зеленых» технологий определяет устойчивое развитие городов, стран и всей планеты. Человечество переходит к использованию ресурсосберегающих и экологически безвредных производств.

Реализовать все эти задачи сможет новое поколение экологов, которое сбросит оковы традиционного мышления и будет готово учиться на чужих ошибках.

Марина Демченко

журнал “Горно-металлургическая промышленность” №5-6 2019

Share
164

Еще статьи из этого номера