Фискальная перспектива с видом на тупик

В Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) считают, что введение экспортной таможенной пошлины на черные и цветные металлы в Казахстане серьезно ударит по положению отраслевых предприятий на мировом рынке.

В настоящее время Правительством РК изучается целесообразность этой меры как способа минимизировать влияние внешней ценовой конъюнктуры, выровнять (читай – снизить) стоимость металла на внутреннем рынке, защитить интересы его отечественных потребителей, в основном строительных компаний и предприятий обрабатывающей промышленности.

Цель, в общем-то, благая, и таможенные пошлины – инструмент классический, выполняющий три основные функции. Прежде всего фискальную, относящуюся как к импортным, так и к экспортным операциям, поскольку пошлины являются одной из статей доходной части государственного бюджета. Протекционистскую (защитную), относящуюся к импортным пошлинам, поскольку с их помощью государство ограждает местных производителей от недобросовестной или просто нежелательной конкуренции извне. Наконец, функцию ценового балансира, которая относится к экспортным таможенным пошлинам (ЭТП), устанавливаемым для сокращения нежелательного экспорта сырья, внутренние цены на которое по тем или иным причинам ниже мировых.

Следует особо подчеркнуть, что к введению ЭЦП Правительство республики подталкивает пример соседней России, где с 1 августа, как известно, металлурги стали платить 15% в качестве экспортной пошлины с выручки от продажи продукции в дальнее зарубежье. По оценкам российских экспертов, благодаря этим фискальным изъятиям в бюджет дополнительно поступит свыше 160 миллиардов рублей. Разумеется, эти деньги не помешали бы самим горнякам и металлургам в виде свободных оборотных средств или инвестиций на модернизацию производства, особенно в связи с далеко идущими планами Евросоюза ввести так называемый «углеродный налог». Но нет, успешный – в течение полутора лет – рост металлургической отрасли, ее прибыль, полученная в условиях в том числе благоприятной ценовой конъюнктуры на зарубежных рынках металлов, признана «сверхдоходами», которыми потребовали «делиться». Пока до декабря текущего года и в размере 15%…

Столь заманчивые фискальные перспективы не дают покоя и казахстанским чиновникам. Что может быть заманчивей, чем под видом защиты рынка и борьбы с ростом цен на металлы изъять у предприятий ГМК часть прибыли? Вот только последствий этого шага, который преподносится как временная и чрезвычайная мера, никто до конца себе, похоже, не представляет.

Начнем с того, что введение ЭТП с целью защиты внутреннего рынка металла бывает эффективным лишь в странах со значительным внутренним объемом металлообработки и потребления. Казахстанский рынок к таковым не относится.

Согласно сведениям Бюро национальной статистики Агентства РК по стратегическому планированию и реформам, за 2020 год на внутреннем рынке Казахстана было продано лишь 29,8% черного и 7,7% цветных металлов, выпущенных отечественными металлургическими предприятиями.

При этом небольшой объем внутреннего использования металлов отнюдь не свидетельствуют об их дефиците у отечественных потребителей, скорее, о ситуации в промышленности, где слабо развита металлообработка, а также о малой емкости казахстанского рынка. Так что ссылки на стремление с помощью экспортных пошлин обеспечить металлом внутренний рынок явно не состоятельны. И проводя параллель с действиями российских властей, казахстанские сторонники введения ЭТП на металлы как то умалчивают о том, что в структуре российской экономики потенциал потребителей черных и цветных металлов минимум в 1,5–2 раза выше казахстанского. Отрасли, потребляющие металл, развиваются в России несравнимо более высокими темпами. В этой связи сравнивать ситуацию на казахстанском и российском рынках просто некорректно.

Эксперты АГМП не без основания считают, что экспортный налог на металлы приведет к снижению конкурентоспособности отечественного алюминия, меди и свинца на внешних рынках, что чревато разрывом сложившихся цепочек поставок и, что самое экономически чувствительное – потерей отдельных сегментов рынка сбыта.

«Важно понимать, – заявляют в АГМП, – что рынок металлов волатилен, и вслед за текущим периодом высоких цен многие экономисты уже сегодня прогнозируют их снижение в среднесрочной перспективе, по мере восстановления мировой экономики от последствий пандемии коронавируса. Поэтому прибыль, заработанная в этот период, должна служить «подушкой финансовой безопасности» и направляться на поддержание производства в менее благоприятные периоды. В подобной ситуации крайне опасно рисковать экспортным и инвестиционным потенциалом ГМК, поскольку полученный негативный эффект может значительно превысить те краткосрочные выгоды, которые намерены получить инициаторы введения ЭТП».

Как подчеркнул, оценивая своевременность введения экспортных таможенных пошлин, заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Талгат Темирханов, с экономической точки зрения ЭТП является чрезвычайным шагом, фактическим изъятием у предприятий оборотных средств. Значит, под угрозой срыва в горно-металлургической отрасли окажутся как реализуемые, так и запланированные на ближайшую перспективу инвестиционные проекты.

Вводя такую меру, государство вмешивается в деятельность частных компаний и изымает часть их средств.

Между тем сегодня предприятия ГМК Казахстана продолжают нести значительную финансовую нагрузку, которая увеличивается по мере вступления в силу требований, предусмотренных новым Экологическим кодексом РК, а также в связи с инфляционными ожиданиями, которыемогут привести к необходимостиповышения заработной платы работников сверх ранее запланированных размеров. Более того, отрасль сталкивается и с внешними вызовами, одним из которых может стать введение странами Европейского союза уже упоминавшегося выше «углеродного налога». Вкупе с возможным введением ЭТП последствия всех этих факторов для целого ряда казахстанских металлургических предприятий могут стать фатальными.

В первую очередь «удар» придется на компании, имеющие внешние заимствования, поскольку в нестабильных финансовых условиях им будут предъявлены требования либо о досрочном погашении займа, либо о пересмотре условий заимствования в сторону ужесточения.

Итак, введение ЭЦП на металлы вряд ли сможет проявить свою протекционистскую или ценообразующую функцию. И здесь трудно не согласиться с заместителем исполнительного директора АГМП Максимом Кононовым, считающим, что в нынешних условиях казахстанского рынка ЭТП будет служить исключительно фискальной мерой, которая приведет к вымыванию средств экспортеров и существенным образом снизит инвестиционную привлекательность горно-металлургического комплекса.

Таким образом, планируемое введение ЭТП на металлы, мотивируемое высокими ценами на них на внешних рынках, преследует сугубо фискальные цели.

Подобный подход противоречит основной функции таможенной пошлины, заключающейся в защите отечественных товаропроизводителей, а в случае с пошлиной экспортной – в стимулировании продаж на внутреннем рынке, а не на экспорт. Но в Казахстане нет столько мощностей, способных переработать такое количество выплавляемых им черных и цветных металлов. «Условия, в которых находятся металлурги двух сопредельных стран, совершенно разные, экспорт для Казахстана играет ключевую роль», – говорится в сообщении АГМП. А попытка с помощью администрирования и ограничительных мер, противоречащих принципам рыночной экономики, увеличить бюджетные поступления от ГМК способна привести к обратному эффекту. Включая снижение производства на предприятиях, сокращение инвестиций в недропользование, а в конечном итоге – уменьшение налогов, уплачиваемых отраслью в государственный бюджет.

В период положительной внешней конъюнктуры многие страны пытаются воспользоваться ситуацией, извлечь выгоду от роста цен на продукцию горно-металлургического комплекса (ГМК) хотя бы в кратко- или среднесрочный период.

Однако действуют при этом во благо своим производителям, а не во вред. И если уж в Правительстве республики вознамерились перенимать опыт своих ближайших соседей, то пусть не ускользнет от внимания чиновников и пример другой сопредельной страны, являющей собой пример эффективной дирижистской экономики.

С 1 мая Китай не ввел экспортные пошлины, а, напротив, обнулил ввозные сразу по 20 позициям, значимым для местных металлургов. Сделано это для того, чтобы расширить внутреннее производство, сделать его более экологичным.

Вот это действительно стоящая идея. Потому что металлургия, в отличие от «нефтянки» и традиционной угольной энергетики, вполне способна «встроиться», разумеется, технологически трансформировавшись, в низкоуглеродную экономику завтрашнего дня. Все остальные расклады будут с видом на тупик.

журнал «Горно-металлургичекая промышленность» №7-8 2021

Share
401

Еще статьи из этого номера