Одними фильтрами не ограничиться

Перейти от штрафных к стимулирующим мерам в экологическом законодательстве предложил исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и металлургических предприятий Казахстана (АГМП) Николай Радостовец. Возможно, часть экологических платежей направлять на модернизацию промышленных объектов по опыту соседней России.

Одним из ключевых нововведений проекта кодекса является механизм получения комплексных экологических разрешений (КЭР), предусматривающий внедрение наилучших доступных технологий (НДТ), подчеркнул спикер. Предприятия горнорудного комплекса серьезно опасаются возросших в проекте финансовых и регуляторных требований. Это связано в первую очередь с обязательным переходом объектов первой категории на КЭР.

Может быть шок

Выступая в Нур-Султане на семинаре «Внедрение в Республике Казахстан наилучших доступных технологий», глава АГМП заявил о проблемах, которые уже на стадии разработки кодекса беспокоят бизнес-сообщество.

По его словам, очевидно, что на данном этапе внедрение европейских стандартов потребует колоссальных инвестиций, и предприятия, которые не смогут соответствовать им, возможно, будут вынуждены закрыться.

– Вместе с тем Министерство энергетики предусматривает одновременное сохранение экологических платежей на период внедрения НДТ. Более того, планируется ежегодное увеличение ставок плат за эмиссии. Данное предложение является дестимулирующим и порождает риски снижения конкурентоспособности продукции, производимой крупными экспортоориентированными предприятиями ГМК, – уверен Николай Радостовец. – Так, только в 2018 году крупные предприятия отрасли внесли в бюджет 22,5 миллиарда тенге экологических платежей. Эти средства стоило бы использовать на внедрение НДТ, но действующий порядок взимания экоплатежей не учитывает их целевое использование и не направлен на модернизацию техник и технологий.

Фактически в Карагандинской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской областях – регионах со сложной экологией – из тех платежей, которые предприятия вносят в местные бюджеты, только 3–5%, а в некоторых городах всего по 0,3% ежегодно возвращаются на природоохранные мероприятия.

Вследствие схожести уровней социально-экономического развития стран, технологических процессов в промышленности и начальных условий для внедрения НДТ внимание экспертов АГМП привлек опыт Российской Федерации. Российское законодательство предполагает стимулирование компаний и поэтапный переход на НДТ в отличие от европейского радикального вхождения в новые условия, которое может вызвать у многих отечественных компаний шок.

Компенсация не предусмотрена

Кроме того, считают в АГМП, необходимо разработать национальные стандарты, которые позволят подготовиться предприятиям к постепенному ужесточению требований.

Существуют также риски, связанные с отсутствием возможности пересматривать сроки реализации программ повышения экологической эффективности (ППЭЭ).

– В секторе наблюдается износ основного технологического оборудования, – напомнил руководитель ассоциации. – Это связано с тем, что более 75% действующих предприятий введены в эксплуатацию в 50-х годах прошлого века. В связи с чем для них нужно предусмотреть порядок продления сроков реализации ППЭЭ. Причем, возможно, переходный период для крупных компаний должен быть выбран индивидуально, с учетом реальной ситуации.

Николай Радостовец акцентировал внимание участников семинара на отсутствии четкого механизма компенсации затрат на модернизацию предприятий.

– В городах экологическая ситуация за последние годы не улучшилась, – отметил он. – Значит, есть один вариант – серьезно менять технологии. Одними фильтрами тут не ограничиться. А если внедрять технологии, которые стоят миллиарды тенге, то многие руководители уже задумываются, а не дешевле ли закрыть компанию?! Чтобы мы не дошли до такого нонсенса, необходимо всесторонне и взвешенно подойти к решению этого вопроса.

Особого внимания должна заслуживать и модернизация энергогенерирующих объектов. Учитывая, что тарифы на электроэнергию заморожены на ближайшие семь лет, стоит задуматься, на какие средства ТЭС будут внедрять НДТ. Более того, ввиду отсутствия утвержденной Концепции развития ТЭК энергопроизводящие предприятия не способны смоделировать сценарий под какую сырьевую базу необходимо планировать модернизацию оборудования: будет ли и дальше использоваться уголь или все-таки они перейдут на газ. В связи с этим в текущих условиях необходимо подходить индивидуально и, возможно, каким-то компаниям облегчить налогообложение на период переоснащения и замены технологий.

Глава АГМП предложил часть экологических платежей оставлять на счетах предприятия, которое должно будет направить их на модернизацию, при этом обеспечив контроль со стороны уполномоченных органов и общественности за целевым использованием данных средств. По его мнению, аккумулирование платежей в фонде, как предлагают некоторые эксперты, вряд ли на практике принципиально будет отличаться от действующего сейчас перечисления налогов в бюджет.

Не принимать второпях

В заключение Николай Радостовец подчеркнул, что по новому Экологическому кодексу предприятиям предстоит работать не один год:

– Поэтому важно, чтобы он был детально проработан, просчитаны последствия его введения для компаний ГМК, чтобы он не затормозил развитие сектора, показывающего сегодня динамичный рост.

Предложение исполнительного директора АГМП о продлении времени подготовки проекта Экологического кодекса и необходимости качественной проработки законопроекта поддержал депутат Мажилиса Парламента РК Шавкат Утемисов. Он также обратил внимание на внедрение механизма целевого использования экологических платежей для принятия качественных природоохранных мер.

Инициативу АГМП отложить принятие Экологического кодекса поддержала также председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьева.

– Сейчас экологическая политика страны по отношению к промышленным предприятиям направлена на снижение объемов выбросов, которое идет через процесс модернизации. В рамках разработки нового Экологического кодекса основным спорным моментом является внедрение наилучших доступных технологий, – сказала она.

С другой стороны, по ее мнению, необходимость кодекса назрела, потому что в нем реализуется принцип «загрязнитель платит», и эти средства направляются исключительно на природоохранные мероприятия. Айгуль Соловьева заявила, что так называемые экологические платежи должны иметь целевое назначение: деньги должны возмещаться гласно, прозрачно и ответственно предприятиям, которые внедрили наилучший опыт.

Добровольцы приветствуются

Обращаясь к представителям компаний ГМК, Айгуль Соловьева подчеркнула:

– Внедрение НДТ – добровольное обязательство, которое берет на себя предприятие. Процесс перехода на НДТ несложный, и если правильно его понимать – очень разумный. И главное – он важен для устойчивого развития экономики. Многие страны идут по пути постепенного взаимодействия с предприятиями, основанного на добровольности.

Если вы отстанете от идущего поезда и не заскочите в последний вагон, то завтра европейские страны, которым вы продаете свою продукцию, могут предъявить такие требования, что вы не сможете продать им свою продукцию, имея высокоуглеродный след. Я думаю, что модернизация устаревших производственных процессов, формирование условий для создания новых высокотехнологичных предприятий являются очень важными.

Переход на принцип НДТ предписывается рекомендациями Совета ОЭСР о комплексном предупреждении и контроле экологических загрязнений и направлен на обеспечение комплексной защиты окружающей среды. При внедрении НДТ ключевое значение имеют оценка экономической целесообразности и обмен информацией, благодаря чему и выявляются наилучшие практики. Так, в директивах ЕС есть примеры получения доходов от продажи золы, снижения издержек за счет экономии сырья и ресурсов и последующего размещения маркировки «Экологически чистое производство».

Выбор есть. Выбора нет

– Внедрение НДТ благоприятно повлияет на энергоэффективность и безопасность производства. Однако любые новшества можно внедрять только после многократной вдумчивой исследовательской оценки всех аспектов: с точки зрения их воздействия на экологию, на недра и на предприятия в целом, – подчеркнул директор департамента по развитию нефтегазовой и энергетической отраслей Ассоциации KAZENERGY Яромир Рабай. – Вместе с тем отказ от внедрения НДТ (несмотря на его добровольность. – Авт.) имеет обратную сторону медали – кратное повышение ставок штрафов и платежей.

Выбор НДТ, по его словам, должен основываться не только на оценке комплексного воздействия на окружающую среду, но и на оценке финансовых затрат для внедрения технологии. Поэтому необходимо уже на старте определить возможности получения экономических выгод путем создания стимулирующих условий для компаний – налоговых льгот, снижения амортизации, возмещения затрат по процентным ставкам на кредиты, снижения размеров платы за негативное воздействие вплоть до полного освобождения от них.

Учитывая это, Яромир Рабай предложил при разработке справочников НДТ в качестве базовых использовать наилучшие мировые и страновые практики. Причем учитывать экономические, социальные и климатические условия Казахстана, специфику разработки месторождений и логистики.

Для устойчивости

В свою очередь первый заместитель руководителя Международного центра «зеленых» технологий и инвестиционных проектов Гаухар Бейсеева сообщила, что в настоящее время сотрудники центра анализируют практику применения «зеленых» технологий в РК и разрабатывают формы Реестра «зеленых» технологий. Исследование проводится для того, чтобы казахстанские справочники были национальным продуктом, то есть соответствовали текущему технологическому развитию промышленности, заверила она.

Гаухар Бейсеева также напомнила, что в прошлом году подготовлена концепция по переходу Казахстана на принципы НДТ сроком на пять лет. Для эффективного внедрения принципов НДТ центр, в частности, рекомендовал целевое использование экологических платежей, а также сместить акцент системы экологического регулирования от «тотального» к конкретной группе объектов по степени опасности объекта и оцифровать экологический мониторинг. Для действующих энергопредприятий разработать планы модернизации существующих электростанций и дать им переходный период, а для строительства новых оценку соответствия стандартам НДТ сделать обязательной. Инициировать программу «чистого угля», направить усилия на повышение энергоэффективности, расширение использования возобновляемых источников энергии и предотвращение образования отходов. И это лишь часть рекомендаций.

Живой интерес вызвало выступление руководителя юридической службы российского федерального госучреждения НИИ «Центр экологической промышленной политики» Арины Волосатовой. Она рассказала участникам семинара, как в России государство уже поддерживает промпредприятия, внедряющие НДТ. В частности, по ее словам, затраты по снижению негативного воздействия на окружающую среду и по внедрению НДТ там зачитываются в счет экоплатежей. А с 2020 года начнет действовать «коэффициент 0» (отказ от взимания платы) для предприятий I категории, перешедших на НДТ, и II категории, относящихся к областям применения НДТ.

Предприятия в Российской Федерации могут получить от государства инвестиционный налоговый кредит (форма изменения срока исполнения налогового обязательства, при которой налогоплательщику предоставляется возможность уменьшить платежи по налогу на прибыль организации с последующей уплатой суммы кредита и процентов, то есть отсрочка по выплате налогов. – Ред.) при внедрении НДТ.

Таким образом, очередная встреча стейкхолдеров с начала активного обсуждения практики внедрения НДТ в рамках разработки нового Экологического кодекса показала, что баланс между сохранением компонентов окружающей среды и ростом производственных мощностей предприятий ГМК пока не достигнут. Требуется время найти ту золотую середину, которая устроит государство, общественность и бизнес.

Марина Демченко

журнал “Горно-металлургическая промышленность” №4-2019

Share
465

Еще статьи из этого номера