Жомарт Алиев

Бескомпромиссные технологии

Новый Экологический кодекс станет более жестким: предприятия обяжут внедрять новые технологии, для некоторых это может оказаться непосильной ношей

В июне прошлого года после инаугурации Президент РК Касым-Жомарт Токаев высказался о тяжелом состоянии окружающей среды в Казахстане. «Нашей стране необходима единая экологическая политика. Необходимо принять новый Экологический кодекс (ЭК), который даст импульс системе охраны окружающей среды», отмечал г-н Токаев.

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК обозначило приоритет – новый Экологический кодекс и его планомерная реализация. На декабрьском заседании Правительства в прошлом году был одобрен проект новой редакции ЭК. Согласно новой редакции, предлагается отказаться от тотального экорегулирования природопользователей, нацелить основной фокус регулятора на крупных природопользователей, на долю которых приходится до 80% эмиссий в окружающую среду. С 2025 года они будут получать комплексные экологические разрешения (КЭР), в которых будут детализироваться меры сокращения выбросов, а также нормативы эмиссий.

Заместитель исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Жомарт Алиев рассказал нашему корреспонденту о новом кодексе, а также о неочевидных последствиях, к которым он может привести.

– Жомарт Шияпович, недавно в Мажилисе презентовали новый ЭК, какие наиболее важные изменения, на Ваш взгляд, произошли?

– Текущие изменения законодательства связаны с реализацией нового Экологического кодекса. В прошлом году была утверждена концепция, где были заложены основополагающие принципы, на чем будет базироваться проект нового Экологического кодекса, но концепция это уже пройденный этап, скажем о тех нормах, которые заложены в проекте нового Экологического кодекса.

Есть ряд новшеств, которые затрагивают все отрасли экономики, в том числе и те позиции, которые являются актуальными для горно-металлургического комплекса РК. Основополагающим новшеством является получение комплексных экологических разрешений при внедрении наилучших доступных технологий на базе европейского законодательства и при получении комплексного экологического разрешения предприятие будет освобождаться от платежей за эмиссию в окружающую среду. Это является своего рода налогом за загрязнение окружающей среды. Что такое эмиссия? Это выбросы, сбросы, захоронения отходов производства. Чем больше эмиссий, тем больше налог. То есть работает принцип «загрязнитель платит».

– А как заинтересовать предприятия улучшать технологии и сокращать выбросы, учитывая, что у нас существует много предприятий, которые достались нам с советского времени и имеют большой износ?

– Для того чтобы предприятию дать экономическую заинтересованность для внедрения наилучших доступных технологий (НДТ), законопроектом предусматривается 0 ставка платежей, которые предприятие платило за загрязнение окружающей среды, они будут оставаться у предприятия и будут направлены на внедрение НДТ.

На НДТ остановимся подробнее. На сегодняшний день в европейском законодательстве существует ряд директив, которыми регламентируется весь процесс и порядок разработки и внедрения НДТ. Принцип европейского законодательства – это тот комплекс технических и технологических решений, направленных на снижение объемов эмиссий в окружающую среду путем перевооружения предприятия не только, например, современными фильтрами, но и пересмотра всей действующей технологии производства и технологического цикла производства. Если в качестве примера использовать предприятие ГМК – это весь комплекс производства, начиная с добычи руды, включая обогатительную фабрику и хвосты захоронения, т. е. НДТ внедряются на всех этапах производственного цикла. Путем внедрения НДТ будет достигаться минимальный объем эмиссий в окружающую среду.

Сама процедура внедрения НДТ предполагает большой объем капитальных вложений, финансовых затрат, поэтому проектом нового Экологического кодекса предусмотрены внедрение и реализация НДТ на временной период 10 лет. Например, если предприятие с 1-го января 2025 года берет на себя обязательства по внедрению НДТ, то разрабатывается программа повышения экологической эффективности, где поэтапно расписывается вся цепочка. То есть будет четко видно, каким образом предприятие до 2035 года будет внедрять наилучшие доступные технологии: менять фильтры, внедрять новые технологии, снижать ресурсопотребление, увеличивать коэффициент извлечения полезных ископаемых и пр. В конечном итоге при полной реализации намеченных мероприятий на выходе предприятие должно получить: снижение эмиссий в окружающую среду, уменьшение производственных отходов, увеличение энергоэффективности и т. д. И на все эти 10 лет предприятие будет освобождено от платежей за эмиссию в окружающую среду.

– Как определить, работающий ли это механизм, быть может, Правительство опиралось на какой-то международный опыт?

– Это не является каким-либо новшеством в мире, по такому принципу работают предприятия Евросоюза, начиная 1981 года, по такому же механизму идет сейчас Россия.

В Казахстане предполагается внедрение этого же принципа, но реализация должна быть с учетом национальных реалий. Необходимо учитывать, что у нас есть уникальные предприятия, единственные в своем роде, поэтому мы не можем в качестве прямого примера использовать европейский опыт. К примеру, все требования и нормативы их технологий к заводу, находящемуся в Европе, не к заводу, стоящему в Центральном Казахстане. Есть основополагающие вещи: процесс добычи, обогащения – они в классическом базовом варианте везде одинаковы, что в Европе, что в Казахстане, но технологические решения везде разные.

У нас подход по реализации НДТ предполагается следующим образом: для начала на предприятиях будет проводиться технологический аудит – определенный пул экспертов-специалистов в различных отраслях производственного цикла зайдет на предприятие, оценит его фактическое состояние и скажет, например, что на определенном участке технологического цикла можно достигнуть определенных улучшений: снизить энергопотребление, водопотребление, ресурсопотребление. Таким образом, сделав полный анализ, эксперты выдадут заключение о том, что к 2035 году данное предприятие в рамках текущего производственного цикла с модернизацией отдельных участков либо всего производственного цикла достигнет наилучших доступных технологий со снижением количества эмиссий в окружающую среду. По итогам технологического аудита, когда предприятие соглашается с мнением пула экспертов, предприятие берет на себя обязательства и разрабатывает программу повышения экологической эффективности, где детально расписан весь план внедрения технологического перевооружения по срокам и по видам работ. Как только предприятие приняло на себя эти обязательства, оно получает комплексное экологическое разрешение и начинает работу по внедрению.

– Как это выражается в финансовой нагрузке на предприятие, ведь всегда есть вероятность того, что может пойти что-то не так, например, не хватит денег на реализацию проекта…

– Очевидно, что для предприятия это необходимое решение, но и очевидно, что реализация данного решения требует колоссальных затрат. Государство в лице Министерства экологии ставит очень жесткие рамки по контролю за внедрением НДТ. В чем именно будут заключаться контроль и мониторинг? Если в течение 10 лет предприятие отклоняется от данной программы, все те экологические платежи, от которых предприятие было освобождено, будут возвращены в государственный бюджет с пеней. То есть в конечном итоге для предприятия это будет непосильная ноша. Если вы, например, на протяжении 8 лет ничего не платили в бюджет, при этом реализация экологической программы начинает буксовать – не хватает денег, строительство пошло не так – даже по объективным и независящим от вас причинам, контролирующий орган может прийти, сопоставить экологическую программу и динамику реализации данной программы и сделать вывод о том, что в предстоящие два года вы не сможете наверстать упущенное время, и выставит вам счет за все 8 лет с учетом пени. Когда есть налоговые задолженности, налоговые органы не церемонятся и принимают кардинальные меры, и есть риск того, что предприятие остановится и люди окажутся на улице. Данный факт говорит о том, что с введением нового кодекса возникнут обязательства, влекущие за собой серьезную ответственность за реализацию комплексного экологического плана.

– То есть справедливо утверждать, что новый кодекс и контроль за исполнением всех норм станут более жесткими?

– В основе принимаемого проекта Экологического кодекса лежит принцип ужесточения требования законодательства. Если вернуться в историю, когда у нас в 2007 году принимался действующий Экологический кодекс, это был один из самых жестких документов среди природоохранного законодательства стран СНГ. В последствии и до сегодняшнего дня шла либерализация данного документа, по ряду моментов были допущены послабления путем внесения изменения текущих норм. Поэтому при разработке текущего проекта ЭК Глава государства дал ряд поручений, в том числе и ужесточить требования. Во исполнение данного поручения в проект кодекса был внесен ряд жестких норм.

Во-первых, ужесточаются нормы по применению природоохранного законодательства, влекущего за собой административную ответственность, внедрены дополнительные требования по соблюдению экологического законодательства в целом. Подобные нормы потянули за собой ряд ограничительных требований для хозяйствующих субъектов. С момента вступления в силу проекта нового ЭК предприятие будет обязано ввести в действие автоматическую систему мониторинга по влиянию на окружающую среду. Раннее данная норма являлась добровольной, предприятие само решало необходимо ли ему устанавливать автоматические станции мониторинга (АСМ). АСМ – это ряд приборов и датчиков, которые ставятся по периметру в зоне воздействия предприятия на окружающую среду и фиксируют уровень загрязнения, имея данные с мониторинга, можно влиять на производственный процесс путем оперативного вмешательства в производственный процесс. Теперь с момента вступления в силу нового ЭК данная норма будет обязательной. Это касается предприятий первой категории, а в Казахстане горно-металлургический комплекс практически весь относится к данной категории опасности. Установка АСМ – это к тому же очень дорогостоящее мероприятие.

Во-вторых, реализация мероприятий НДТ. Вся мировая экономика идет по этому пути, то есть у производственного предприятия должен быть определенный уровень «зелености», если можно так сказать. И реализация данного рода мероприятий в конечном итоге повлияет на цену конечной продукции, цену акций, ведь многие предприятия зарегистрированы на фондовых биржах. Цена акций может варьироваться от уровня «зелености». В прямом формате это не указано, но косвенно влияет.

– Существует ли золотая середина: как обезопасить предприятия от возможных финансовых потерь и при этом дать им возможность внедрять НДТ и, соответственно, сокращать выбросы?

– АГМП считает, что у предприятий, внедряющих НДТ, должны быть нормы экономического стимулирования. Предприятия готовы реализовывать ряд мероприятий, но нужны и финансовые, и налоговые послабления для стимулирования. Данные предложения АГМП представляло на различных площадках, где обсуждался ЭК, в том числе и уполномоченному органу в лице Минэкологии. Также мы работаем с министерствами экономики и финансов – они являются основными уполномоченными органами в области финансового и бюджетного законодательства. Надежда на поддержку со стороны государства еще есть, поскольку ЭК только зашел в Парламент, будем вести диалог с депутатским корпусом.

– Но, если говорить о влиянии на экологию, то не считаете ли Вы жесткие меры по отношению к предприятиям вполне справедливыми?

– Принятие ЭК повлечет за собой и изменения сопутствующего законодательства, ожидается внесение ряда поправок в Кодекс об административных правонарушениях по увеличению штрафных санкций за воздействие на окружающую среду, возрастает кратность данных штрафов. Данные жесткие меры объясняются тем, что окружающая среда принадлежит и обществу, и государству, и самому предприятию в лице его работников, и мировые требования таковы, что окружающая среда должна быть комфортной для существования и все в совокупности должны вести работу по поддержанию благоприятного ее развития.

Все постсоветское пространство пользуется гигиеническими санитарными нормами по воздействию окружающей среды на человека. На сегодня не существует как таковых экологических норм. Окружающая среда – это совокупность всей экосистемы (флора, фауна и человек внутри), а негативные воздействия на сегодняшний день оценены только на человека. Одной из «фишек» нового Экологического кодекса является разработка экологических норм, где будет учитываться состояние всей экосистемы и человека в том числе. Данный проект очень долгосрочный, т. к. санитарно-гигиенические нормы разрабатываются десятилетиями, нужны полноценные научные исследования экосистем. И мы не исключаем, что экологические нормы окажутся в несколько раз жестче, чем действующие санитарно-гигиенические нормы. Чем жестче нормативы, тем больше предприятию будет необходимо сокращать объем эмиссий в окружающую среду.

В новом кодексе есть и нормы, которые упрощаются, послабления, но это больше связано со второй и третьей категорией объектов. Но они не касаются нас, поскольку 80% всей эмиссии осуществляется предприятиями первой категории (горно-металлургический комплекс, нефтяная отрасль).

Алимхан Адилов

журнал «Горно-металлургическая промышленность» №1-2 2020

243