Николай Радостовец


Принятие Кодекса РК «О недрах и недропользовании» положило начало серьезному реформированию горнодобывающей и нефтяной отраслей Казахстана. Через пару лет правоприменительной практики будут видны преимущества проводимых реформ, но уже спустя год после его вступления в силу очевидны и нерешенные им проблемы.

Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) на протяжении 14 лет консолидирует усилия компаний сектора для развития частного бизнеса и защищает их законные интересы. О некоторых инициативах ассоциации в области реформирования отраслевого законодательства, направленных на повышение инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности ГМК, в интервью нашему изданию рассказал ее руководитель Николай РАДОСТОВЕЦ.

– Какие инновации кодекс привнес в недропользование и сохранились ли проблемы?

Кодекс о недрах снимает барьеры в работе недропользователей и повышает инвестиционную привлекательность страны. Его основные положительные отличия – переход на международную систему стандартов отчетности по запасам твердых полезных ископаемых CRIRSCO, внедрение западно-австралийской модели предоставления права недропользования по принципу «первый пришел – первый получил», обеспечение доступности геологической информации, обязательная отчетность недропользователя, разработка Программы управления государственным фондом недр. Особо отмечу, что кодексом впервые введен новый вид права недропользования – старательство.

По моему мнению, многие его положения способствуют укреплению минерально-сырьевой базы, развитию отечественного ГМК и в ближайшие годы он, несомненно, даст свои положительные результаты по привлечению инвестиций в отрасль.Но, к сожалению, результаты проведенного нами анализа показывают, что принятие кодекса не решило целый ряд проблемных вопросов.

Уже в июле 2018 года для продолжения реформирования законодательства в сфере недропользования министерством индустрии и инфраструктурного развития РК была создана рабочая группа, в работе которой АГМП совместно с компаниями-недропользователями активно участвует. Сообща мы подготовили и внесли на рассмотрение срочный пакет поправок, который находится в настоящее время на рассмотрении Мажилиса Парламента РК.

– Николай Владимирович, расскажите, какие проблемы тем самым решают министерство и ассоциация в первую очередь.

– Мы предложили уточнить возможности перехода на лицензионный режим по контракту на добычу твердых полезных ископаемых (ТПИ) и общераспространенных полезных ископаемых (ОПИ), а также переходные положения для действующих контрактов по ТПИ и ОПИ. В пакете поправок есть предложение, которое регламентирует процедуры передачи государственных техногенных минеральных образований в частную собственность. На рассмотрении у мажилисменов и введение временного (до 1 января 2026 года –  Ред.) упрощенного порядка предоставления местными исполнительными органами права на добычу ОПИ при строительстве, реконструкции и ремонте автомобильных, железных дорог и гидросооружений в целях ускоренного строительства автодорог, предусмотренных государственной программой «Нұрлы жол».

Возможен возврат бывшего ранее в законодательстве положения, исключавшего необходимость каждый раз вносить изменения в рабочую программу и проектные документы, если объемы добычи твердых (общераспространенных) полезных ископаемых отклоняются менее чем на 20%.

Хочу подчеркнуть, что основная цель предлагаемых в кодекс поправок – обеспечение бесперебойной работы действующих предприятий. В связи с чем, выражаю свою признательность правительству РК, депутатам и отраслевому министерству за внимательное отношение к проблемам сектора и конструктивное взаимодействие в рамках работы по совершенствованию законодательства.

– Участвуя в процессах глобализации и интеграции мировой экономики, Казахстан проводит политику перехода к Четвертой промышленной революции. Какие мероприятия в рамках данной стратегии планируют предприятия комплекса?

– Согласно данным исследований, проведенных отраслевым министерством и Казахстанским институтом развития индустрии в 2017 году, около 60% действующих предприятий ГМК находятся на этапе Индустрии 2.0 и только 20%, где используются современные программы и оборудование, беспроводные коммуникации и т.д., – Индустрии 3.0. Это объясняется тем, что сектор представлен крупными горнорудными предприятиями с высокими объемами выручки и экспорта.

На существующих производствах системообразующих компаний ГМК (ТОО «Казцинк», ERG, АО «АрселорМиттал Темиртау», ТОО «Корпорация Казахмыс») реализуются 14 проектов, включающих элементы Индустрии 4.0 общей стоимостью 140 млрд тенге. Помимо них компанией Казцинк создается новое производство стоимостью 100 млрд тенге – «Полиметаллы Жайрема», в рамках которого предусмотрено применение удаленного мониторинга и имитационное моделирование.

Внедрение информационных технологий в ГМК способствует повышению безопасности, снижению затрат в цепочке добавленной стоимости и позволяет собирать точные данные об объемах производимой продукции. Внедрение облачных технологий, установка датчиков сбора информации на оборудовании и Интернет вещей способствуют проведению децентрализованных масштабных вычислений в режиме реального времени для постоянного мониторинга всех производственных процессов предприятия, что улучшает принятие управленческих решений. Автоматизация процессов бурения подземных скважин и транспортировки сырья снизит количество производственного травматизма. 

Наши ожидания подкрепляются опытом развитых стран – США, Германии, Франции, где ежегодный прирост ВВП за счет цифровизации составляет примерно 1-1,5%. По подсчетам немецких предприятий, передовые технологии снижают расходы на 10-20% с дальнейшей перспективой их уменьшения до 50%.

– Развитие и поддержка каких компонентов рынка, по Вашему мнению, наиболее важны для активного включения ГМК Казахстана в глобальные процессы цифровизации?

– Я считаю, что для дальнейшего роста сектора необходимо решить ряд проблем, связанных с отсутствием квалифицированных кадров, со сменой парадигмы мышления общества, определением необходимых информационных систем, подходящих к конкретным видам выполняемых задач. Немаловажно и предоставление предприятиям специальных налоговых и сопутствующих правовых режимов для внедрения новых технологий.

Успешность реализации политики Индустрии 4.0 зависит от эффективности автоматизированного производства с определенным уровнем загрузки, но на текущий момент многие наши обрабатывающие предприятия недозагружены – работают лишь на 40% – 50%. И эту проблему тоже нужно решать.

Для продвижения цифровизации важны инвестиции, научные идеи, креативные кадры, поддержка государства и напористость бизнеса. На мой взгляд, важно привлечь всех представителей общества к реализации этой идеи, так как, помимо экономических благ, она позволяет улучшить социальную политику страны, усилив эффективность охраны здоровья населения и экологии в целом.

– Николай Владимирович, в последние годы ассоциация неоднократно пытается привлечь внимание государства к решению проблем угольной промышленности. С одной стороны, республика не намерена пренебрегать этим ценным ресурсом, с другой – не предпринимает видимых усилий для ее реформирования и, главное, «озеленения». Между тем давление экологических требований усиливается.

– Действительно, это так. В настоящее время угольная отрасль Казахстана оживилась. В прошлом году добыто 113 702 тысяч тонн угля, что больше на 6,5%, чем в 2017 году. При этом наши угольные компании в ближайшие 5-6 лет не намерены уменьшать объемы добычи угля.

К сожалению, имеющиеся проблемы (реконструкция ТЭЦ,  железнодорожные перевозки, обеспечение населения углем, освоение новых экспортных направлений, переработка углей и другие)  не решаются, а даже иногда усугубляются, потому что так и нет четкой государственной политики по развитию угольной отрасли. По нашему мнению, необходимо разработать долгосрочную стратегию развития угольной промышленности до 2040 года. Ее разработку возложить на отраслевое министерство, АГМП, угольные предприятия и профсоюзы. Стратегия должна включать конкретные меры по решению текущих проблем с обозначенными сроками.

– В 2016 году Казахстан ратифицировал Парижское соглашение, в рамках которого до 2030 года планирует сократить выбросы парниковых газов на 15%. Есть ли у самой уязвимой угольной отрасли четкое представление о том, как реализовать поставленную цель?

–  Нет, наши угольщики пока собственными силами предпринимают только точечные меры, тогда как весь комплекс предложений стоит включить в стратегию. К примеру, согласно Концепции по переходу РК к «Зеленой экономике», в республике планируется довести долю ВИЭ до 3% к 2020 году, 10% – к 2030 году и 50% к 2050 году. Однако мы считаем, что рост доли альтернативных источников в генерации является слишком дорогостоящим шагом для Казахстана и способствует увеличению тарифов на коммунальные услуги, так как киловатт электроэнергии, вырабатываемый ВИЭ, значительно дороже традиционного.

Государство газифицирует страну, планируя охватить 56% населения страны газом к 2030 году, и при этом не делает заявлений о будущем угольной промышленности. Тогда как полная техническая модернизация ТЭЦ для перехода на газ очень затратна, да и стоимость электроэнергии возрастет.

На наш взгляд, установка газоочистного оборудования на промышленных объектах, переход на бездымные и другие наилучшие доступные технологии, установка современных газоулавливающих приборов и фильтров на действующих ТЭЦ позволили бы мягче перейти к уменьшению выбросов парниковых газов. Мы уверены, что полный отказ от угольной генерации неразумен. Для достижения принятых обязательств государство должно предложить предприятиям стимулы, а ужесточение регулирования может привести к оттоку инвестиций и удорожанию платы за коммунальные услуги. 

– Насколько нам известно, ассоциация уделяет большое внимание развитию дальнейшей переработки угля и получения из него новых видов продукции. Насколько преуспели в прошлом году наши углехимические предприятия?

– В 2018 году в Казахстане было произведено 2 796 тысяч тонн кокса и полукокса, что составляет всего лишь 0,2% от общего объема добычи угля  и говорит о слабом его использовании для альтернативных целей. Тогда как, путем переработки каменного угля можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20-25 раз выше стоимости самого сырья. Переработка угля в жидкое топливо, искусственный графит, нафталин, антрацен могли бы стать перспективными направлениями углехимии Казахстана. Зола от сжигания углей, отходы добычи и переработки могут быть использованы в производстве стройматериалов, керамики, огнеупорного сырья, глинозема, абразивов.

В этой связи необходимо на законодательном уровне стимулировать дальнейшую переработку угля.

– Николай Владимирович, ассоциация постоянно поднимает проблему дефицита железнодорожных вагонов для поставок угля на экспорт.  Какие реформы могли бы решить транспортные проблемы отрасли?

В настоящее время железная дорога может обеспечить собственным парком только 42% всех перевозок. Несмотря на все мероприятия АО «НК «КТЖ» в стране не хватает вагонов, и многие отправители не могут по заключенным контрактам в срок отправить за рубеж свою продукцию. Более того, перевозчик периодически поднимает тарифы на свои услуги, тогда как для угольщиков тарифообразование КТЖ и обеспечение вагонами – очень чувствительные проблемы.

Мы предлагаем пересмотреть тарифную политику КТЖ, чтобы избежать дальнейшего повышения тарифов на услуги МЖС и локомотивной тяги, а также сохранить дифференциацию стоимости в зависимости от вида грузов.Вместе с тем считаем, что правительству необходимо стимулировать увеличение доли частных железнодорожных перевозчиков. Частные перевозчики начали работать на отдельных маршрутах с 1 ноября 2018 года в пилотном режиме, в том числе по перевозке угля, и на сегодняшний день у них имеются собственные локомотивы и вагоны. За короткий срок они успели продемонстрировать большую эффективность, достигнув снижения затрат на перевозки до 10% по сравнению с тарифами КТЖ.

Развитие частных операторов вагонов и увеличение частных железнодорожных перевозчиков, по нашему мнению, позитивно повлияет на доступность, качество и скорость железнодорожных перевозок.

– Николай Владимирович, чего ожидает ассоциация от Угольного форума, который пройдет  в рамках АММ?

– На Форуме мы обсудим текущее состояние и перспективы развития угольной промышленности, ее роль в топливно-энергетическом комплексе Казахстана, механизмы повышения конкурентоспособности и технологической модернизации. Специалисты поднимут вопросы реконструкции процессов и технологий добычи и обогащения угля, улучшения качества угля, повышения экологичности угольной отрасли.

Подобное мероприятие впервые пройдет в  столице Казахстана. АГМП планирует на нем представить ряд конкретных решений названных мною проблем и предложить свое видение будущего угольной промышленности. Мы ждем, что Угольной форум станет дискуссионной площадкой для свободного обсуждения и обмена опытом. Нам важно понять место угольной отрасли в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Сергей Тен

журнал “Горно-металлургическая промышленность” №5-6 2019

112