Арман Тастанбеков

Создание условий для развития юниорских компаний в Казахстане – один из способов оживления геологоразведочного бизнеса в стране. В прошлом году в силу вступил Кодекс РК «О недрах и недропользовании», который закладывает законодательную базу для создания юниорского рынка и открывает новые возможности финансирования геологоразведочных проектов.

Привлечение инвестиций через размещение долевых или долговых ценных бумаг на бирже МФЦА может стать эффективным способом их денежного обеспечения. О запуске нового финансового продукта на бирже МФЦА и создании устойчивой экосистемы листинга юниоров – в интервью управляющего директора по правовым вопросам биржи Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) Армана Тастанбекова.

– Известно, что в геологоразведке США, Канады и Австралии наиболее успешные предпринимательские миссии выполняют юниорские компании, особенно в области геологоразведки и освоения месторождений золота и цветных металлов. Арман, поясните, кто они – типичные юниоры?

– Типичная юниорская геологоразведочная компания имеет минимальные оборотные средства: она оперирует 1–30 миллионами долларов (по меркам рынка капитала это небольшие деньги). Главные ее активы – лицензионные участки. Компания обладает профессиональными кадрами в области геологоразведки и управления. Она открывает и исследует месторождение, но не разрабатывает его.

– Если юниоры способны принести такую пользу отрасли, почему же на ранних стадиях производственного цикла им сложно привлечь капитал для разведки?

– Геологоразведочные проекты можно финансировать из разных источников, но небольшие компании обычно не имеют доступа к финансированию по множеству причин. Например, разместить акции или облигации на фондовой бирже помешают короткая история деятельности, отсутствие приемлемой аудиторской проверки отчетности и корпоративного управления, соответствующего лучшим мировым практикам. Биржа также проверит, насколько юридически четко урегулированы взаимные права и обязанности акционеров/участников компании, и заключение, подтверждающее экономическую перспективность законтрактованных участков недр.

Ценность активов юниора целиком зависит от цен на полезные ископаемые и от вероятности открытия месторождения на перспективном участке.

Высокие геологические и операционные риски юниорских проектов диктуют нам, бирже, искать новые подходы, разрабатывая для них новые инструменты.

– Арман, расскажите о новых условиях, которые созданы в последние годы в Казахстане для развития рынка юниорских компаний. Что еще предстоит сделать?

– По сравнению с предыдущим законодательством существенно упрощено получение лицензии на недропользование. Согласно новому Кодексу о недрах и недропользовании, сейчас ее можно получить в явочном порядке или через аукцион. Это уже большой плюс.

Но с точки зрения налогообложения юниорских компаний на стадии разведки у нас не все так хорошо: специальных льгот, как, например, в Канаде, нет. Там действуют специализированные, очень точечные, льготы, в частности, льготы по корпоративному подоходному налогу. По сути, пока компания не встанет на ноги и не начнет получать существенный доход, не перейдет к добыче, к ней применяется достаточно щадящий налоговый режим.

Геологоразведка – очень высокорискованный бизнес. Небольшой процент юниоров добивается успеха, и не потому, что большинство юниоров – плохие. Геологические и операционные риски, свойственные индустрии, ограничивают шансы на успех. И если на этапе вложения средств, когда еще нет никакой перспективы возврата инвестиций, государство применяет свой обычный режим, тогда, конечно же, любая заинтересованность вкладывать деньги исчезает.

Разумное налогообложение до достижения определенных экономических результатов – очень важная предпосылка для достижения успеха на рынке юниорских компаний. Мировой опыт показывает, что в каждой горнодобывающей юрисдикции объемы геологоразведочных работ и инвестиций в горнодобывающий сектор напрямую связаны с политикой правительства, стимулирующими мерами и системой налогообложения. Нам же еще предстоит ввести налоговые меры стимулирования для будущих казахстанских эмитентов.

– Какие новые условия вы планируете создать на МФЦА для юниорских компаний?

– К сожалению, наш рынок капитала пока так и не достиг необходимого уровня привлекательности и устойчивости, чтобы его причислить хотя бы к развивающимся. Напомню, что создание МФЦА необходимо было как раз для того, чтобы перезапустить рынок капитала.

Что касается развития рынка юниорских компаний, то у нас есть два ориентира – Канада и Австралия. В построении модели своей биржи мы ориентируемся на них.

Наше регулирование основано на лучших моделях Лондонской биржи и Дубаи, на принципах английского общего права. Очень много диспозитивности в определенных ситуациях. У регулятора и у биржи есть возможность быть гибкими, а это особенно важно при предъявлении требований к юниорским компаниям. Биржа не поступается и интересами инвесторов, которые тоже заинтересованы, чтобы юниоры были устойчивыми, чтобы те в определенный момент при наличии дохода поделились им с инвесторами. Нужен тонкий баланс, и наша регуляторная система позволяет его соблюдать. Гибкость и разумность нужны, чтобы создать живой рынок.

В настоящее время у нас, кроме местных брокеров, зарегистрированы три зарубежных (два гонконгских и восточно-европейский), которые будут заключать сделки на рынке юниорских компаний и привлекать в Казахстан зарубежную ликвидность. Они знают циклы в отрасли, могут и на взлетах, и на падениях выручить деньги.

Планируем привлечь австралийского брокера, чтобы открыть доступ австралийским инвесторам-профессионалам, которые инвестируют в юниорские компании. Кроме того, он должен уметь делать качественный research coverage – исследование местного рынка юниорских компаний в том формате и объеме, который знаком международным инвесторам. А research качественно отличается от того, что у нас есть сейчас.

Так мы создаем условия, знакомые иностранным инвесторам, чтобы те могли вкладывать инвестиции в финансовые инструменты юниорских компаний, полагаясь на наше регулирование, полагаясь на качество проверки биржей документации и состояния юниорских компаний, полагаясь на экспертизу международных брокеров (research coverage. – Авт.), которые качественно исследуют рынок.

– Прежде чем запускать новый проект, вы наверняка изучили потребности рынка. Каков его объем, по оценкам ваших экспертов?

– В настоящее время мы анализируем данные о рынке казахстанских юниорских компаний. Крупные отечественные горнорудные компании делятся с нами своей информацией. Они в нас, бирже, видят своеобразный инкубатор, где юниорские компании могли бы расти, открываться рынку, нарабатывать опыт на рынке капитала, опыт раскрытия информации, прозрачного корпоративного управления, соблюдения законодательства. Залистингованный бизнес априори при прочих равных условиях будет стоить дороже, потому что он прошел проверку качества.

Крупные горнорудные компании заинтересованы в росте юниорского сегмента, чтобы видеть будущие возможности для собственного развития и расширения активов.

Большая часть отечественных юниоров занимается разведкой золота в силу лучшей исследованности месторождений, относительной дешевизны разведки и добычи, существующих технологий. Но некоторым интересны и другие полезные ископаемые – олово, поташ, бариты.

Мы уже работаем с несколькими потенциальными эмитентами: они изучают нас, мы – их. Сложно сказать, сколько их будет. Можно отталкиваться от количества недропользователей: сейчас их более 300. После нескольких лет затишья даже 20–25 компаний-юниоров было бы неплохо привлечь для начала.

В ближайшие годы, по данным Министерства индустрии и инфраструктурного развития, может быть выдано до 3 000 лицензий. Если мы заработаем, заработают соответствующие льготы, появится интерес у юниоров, потенциально поток инвестиций может вырасти до серьезных объемов. Несколько десятков компаний-эмитентов через 5–6 лет мы бы расценивали как успех.

– Арман, какие требования биржа будет предъявлять к юниорским компаниям?

– В настоящее время идет разработка наших правил листинга юниорских компаний на основе консультаций с юниорами и крупными инвесторами. Требования будут на уровне австралийских и канадских, но с учетом нашей специфики.

Главное – наличие отчетности по международно признанному стандарту – JORC или комбинация JORC – KAZRC. Сейчас мы работаем с Ассоциацией KAZRC, чтобы выработать качественный стандарт. Мы понимаем, что, если выберем простой, которому будет легко соответствовать, отпугнем международных инвесторов – они будут понимать, что стандарт мало чего стоит. Если выберем очень сложный, не будет юниоров, которые смогут ему соответствовать.

Будем предъявлять требования по наличию аудированной финансовой отчетности, возможно, за последние два года. Ввиду дороговизны заключений «большой четверки» (PwC, Deloitte, KPMG, EY. – Авт.) будем принимать отчеты других аудиторских компаний. Проверим качество менеджмента и соблюдение стандартов корпоративного управления.

Хочу подчеркнуть, что в строгости каждого требования мы хотим достичь баланса, чтобы у инвесторов было доверие, а у эмитентов – возможность при определенных усилиях соответствовать этим требованиям.

– Вот вы утверждаете правила и ждете, когда кто-нибудь придет…

– Никто не придет, пока не наладится работа, пока юниоры не поймут, как работает биржа. Им нужна наша поддержка и просвещение.

Мы уже создаем свою экосистему. Консультанты, брокеры, юристы будут помогать юниорам готовить пакет необходимых документов, разъяснять требования соответствия бирже, давать рекомендации.

Мы заинтересованы, чтобы рынок рос и участники рынка росли. К осени после обсуждений, надеемся, будут одобрены правила. Мы начнем обучение и подготовку потенциальных эмитентов и в конце года планируем листинговать пару первых эмитентов.

– Арман, почему нужно инвестировать в Казахстан?

– В Казахстане вы можете ожидать более привлекательный уровень доходов. Конечно, многие сейчас инвестируют в Лондоне – рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше, и в данный момент с этим сложно поспорить.

У нашего рынка, несомненно, есть большой потенциал. Риски выше, но и стоимость бумаг здесь должна расти быстрее. Рынок со временем станет ликвидным и активным за счет большего количества инвесторов.

Привлекательно и то, что доход от прироста стоимости капитала при продаже акций на МФЦА и полученные дивиденды освобождаются от налогов.

Более того, между Канадой и Австралией, и особенно в нашем регионе, развитого рынка юниорских компаний нет, а наши соседи – Россия, Китай, Монголия – страны с развитой горнорудной промышленностью. Возможно, через пять лет, если наш рынок будет вызывать доверие и привлекать международных инвесторов, мы сможем говорить о листинге иностранных юниоров.

К тому же, у них хорошо развит слой профессиональных инвесторов, которые могут квалифицированно инвестировать, принимая на себя риски. Мы создаем мост, чтобы они могли вкладывать средства в наши юниорские компании.

В таком виде биржа для евразийского региона будет беспрецедентна.

СПРАВКА:

Astana International Exchange (биржа МФЦА)

Биржа МФЦА образована в 2017 году в рамках развития Международного финансового центра «Астана». Акционерами AIX являются МФЦА, GoldmanSachs, Шанхайская фондовая биржа, Фонд Шелкового пути и NASDAQ, который также предоставляет торговую платформу AIX.

Биржа работает в рамках нормативно-правовой среды, знакомой международным инвесторам, в юрисдикции английского права. На бирже разработана и полностью действует торговая инфраструктура. Создана экосистема местных и международных брокеров.

В ноябре 2018 года на AIX успешно прошло IPO АО «НАК «Казатомпром». В апреле 2019 года двойной листинг на бирже прошла крупная горнодобывающая компания Polymetal International Plc. Кроме того, на платформе AIX прошли листинг и размещены еврооблигации Министерства финансов Республики Казахстан и корпоративные облигации АО «Қазақстан темір жолы». Ценные бумаги АО «Шубарколь комир» и АО «ТНК «Казхром» добавлены в категорию «pre-IPO». Несколько компаний провели на AIX частное размещение долговых ценных бумаг (private placement).

Членами Центрального депозитария AIX (AIX CSD) являются два банка кастодиана, в AIX CSD открыто более 60 000 счетов инвесторов. AIX является членом Федерации европейских и азиатских фондовых бирж. В январе 2019 года Налоговая и таможенная служба Великобритании (HMRC) предоставила AIX статус признанной фондовой биржи. AIX CSD является членом Европейской ассоциации CSD.

Более подробная информация на сайте: www.aix.kz.

Марина Демченко

журнал «Горно-металлургическая промышленность» №4-2019

288