Подписаться
       
  Подписной индекс в каталоге АО "Казпочта" - 74112  
Рус|Eng
 
 

В условиях непрерывного роста масштабов производства и потребления минерального сырья, ограниченности и невосполнимости полезных ископаемых Казахстана переработка техногенных минеральных образований (ТМО) имеет первостепенное экономическое и экологическое значение для нашего государства. Важность данной работы понимают все заинтересованные стороны – и госорганы, и бизнес, но вопрос по-прежнему остается открытым. 

В отвалах, хвостохранилищах и накопителях предприятий горнопромышленного производства Казахстана, по информации МИР РК, хранится 47,4 млрд тонн техногенных минеральных образований, из которых 79,2% – отвальные породы вскрышных, подготовительных и горнопроходческих работ, 12,3% – отвальных хвостов обогащения руд, 8,5% – прочие ТМО.

Комитет геологии и недропользования Министерства инвестиций и развития РК осуществляет учет состояния техногенных минеральных образований и мониторинг недропользования по этим объектам, ведет государственный кадастр ТМО. По состоянию на 1 января 2017 года государственным кадастром учитывается 1 406 объектов. Наибольшее количество техногенных минеральных отходов сосредоточено в Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Актюбинской и Карагандинской областях. 

На сегодняшний день в рамках работы по внедрению проектного управления МИР РК ведет работу по проекту «Технологическое перевооружение базовых отраслей промышленности, включающее элементы Индустрии 4.0». Проектом предполагается реализация 11 системных инициатив, выработанных совместно с государственными органами и отраслевыми организациями, ассоциациями и представителями системообразующих предприятий. Одной из ключевых инициатив определено «Стимулирование на законодательном уровне переработки твердых полезных ископаемых».

 

История вопроса

Серьезные запасы техногенных минеральных образований образовались в нашей стране еще в советские времена. Так получилось, что с современными они разделены законодательно. Отходы горнодобывающих предприятий, которые образовались до 1992 года, находятся в государственной собственности, а те, что накоплены за годы независимости Казахстана, числятся на балансе добывающих компаний, которые разрабатывают данные месторождения. Из-за дефицита полигонов отходы новых периодов складируются на старые, и разделить где чье «добро» лежит, сегодня, увы, не представляется возможным, да и нецелесообразно.

Отсутствие у ТМО единого хозяина является первопричиной того, что компании не торопятся заниматься их переработкой, хотя смысл в этом видят.

Основные капитальные затраты добывающих компаний складываются как раз из добычи полезных ископаемых. Шахты и карьеры – очень капиталоемкие сооружения. Чем глубже – тем сложнее горные условия, чем дальше вниз – тем дороже становится тонна добытой руды. Плюс у ТМО, как у минеральной базы, в том, что их не надо добывать. Все уже добыто, перемолото и лежит на поверхности. Конечно, процент содержания полезного компонента в этих ТМО очень низкий, часто менее 1% (речь же идет об отходах). Надо помнить еще и про такой момент: казахстанские руды потому и считаются сложными для переработки, что они – многокомпонентные и помимо основного добываемого элемента содержат много примесей других полезных металлов, в том числе редкие и редкоземельные. В неоднородности рудного состава – слабость и скрытая сила наших месторождений. Для комплексного извлечения этого мизерного количества очень востребованных мировой промышленностью полезных ископаемых нужны суперсовременные технологии, которыми сегодня казахстанский бизнес, увы, не располагает. Их наличие поможет не только с переработкой накопленных отходов, но и удешевит глубокую горную добычу.

 

– Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат в советское время попутно с основной продукцией извлекал порядка 20 видов редких и редкоземельных металлов, а сейчас извлекает только 5, потому что руды обеднели и нет соответствующих технологий для выгодного извлечения полезного компонента. Но технический прогресс не стоит на месте, и в мире появилось очень много новых технологий, которые могли бы повысить эффективность извлечения полезных ископаемых. И комплексность их извлечения. К примеру, 30 лет назад в карьерах оставляли медную руду, если ее содержание было менее 1%. Ее не утилизировали, а складывали на полигоны как раз в надежде на появление технологий, которые позволят извлечь не только это остаточное содержание, но и все сопутствующие элементы таблицы Менделеева. Сегодня в мире появились технологии, которые позволяют извлекать попутные полезные компоненты и медь с 0,03-процентным содержанием их в руде. Это дорогостоящие технологии, поэтому их привлечение и применение государство должно стимулировать, – считает горный инженер с 40-летним стажем, первый заместитель исполнительного директора АГМП Толеген Муханов... (полную версию статьи читайте в журнале "Горно-металлургическая промышленность" №11-2017)

 

 
Свежий номер
№11 (ноябрь 2017)



Программы
развития
Каталог
предприятий

Поиск по сайту

Введите ключевое слово:
Например: Горно-металлургическая промышленность

Наши партнёры

Министерство индустрии и новых технологий
Таукен самрук
АГМП


Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player



Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player



 
 
Журнал Горно-Металлургическая Промышленность
При использовании материалов сайта
ссылка на источник обязательна