Гаухар Бейсеева

Государства, пытаясь уменьшить негативное воздействие на окружающую среду и выполнить международные договоренности, все чаще прибегают к технологической модернизации всех отраслей промышленности с применением принципов «наилучших доступных технологий» (НДТ).

Для промышленности и энергетики Казахстана НДТ – это и залог сохранения конкурентоспособности, и неиссякаемый источник «зеленых» модернизаций. Тем более что для достижения целевых показателей по снижению энергоемкости, увеличению доли ВИЭ в энергобалансе, переработке отходов и качеству воды, поставленных в Концепции по переходу к «зеленой» экономике, отводится не так уж много времени.

Сотрудники Международного центра «зеленых» технологий и инвестиционных проектов для понимания состояния, тенденций развития, возможных путей решения проблем интеграции НДТ в Казахстане исследовали международный опыт. О мерах, которые ускорят внедрение НДТ в республике, стимулах и наказаниях – в интервью заместителя руководителя Международного центра «зеленых» технологий и инвестиционных проектов (IGTIC) Гаухар Бейсеевой.

– Гаухар Халиловна, поясните, пожалуйста, ограничивается ли понятие «НДТ» технологиями.

– Впервые понятие «наилучшие доступные технологии без чрезмерных затрат» (best avaitable techniques not entailing excessive costs – BATNEEC) появилось в 1984 году в Директиве Рабочей группы Евросоюза по атмосферному воздуху (Air Framework Directive), которая регулировала выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от крупных промышленных предприятий. Позднее, в 1996 году, с принятием Директивы ЕС по комплексному предупреждению и контролю загрязнений (Директива 96/61/ЕС) понятие было сокращено до НДТ (BAT – best avaitable techniques), но оно стало охватывать вопросы их применения, а также контроля над загрязнением атмосферного воздуха, водных объектов и почвы.

Причем термин подразумевает используемые технологии и способы, в соответствии с которыми объект спроектирован, построен, эксплуатируется и выводится из эксплуатации. Понятие techniques не ограничивается только технологиями. Оно включает приемы, методы, все инструменты, даже управление персоналом и производственными процессами, которые могут привести компанию к сокращению загрязнений.

Более широкое распространение понятие получило в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2016 году после презентации «Проекта НДТ». С тех пор началась мировая экологизация всех отраслей промышленности.

На сегодняшний день такая система успешно себя зарекомендовала в странах ЕС. Природоохранное законодательство Евросоюза общепризнано и наиболее разработано в отношении НДТ.

– В разных странах применяются различные подходы при внедрении НДТ. Есть ли общие принципы? Регулируются ли они какими-либо международными соглашениями?

– Безусловно, существуют общие элементы, особенно это характерно для стран Евросоюза. Сравнив различные подходы, мы выделили, к примеру, наличие национального и/или наднационального законодательства, систему подготовки экспертов в области НДТ. Сходны перечни видов промышленной деятельности, на которые распространяется выдача комплексного экологического разрешения (КЭР) и которые подлежат оценке с целью определения НДТ. Обязательны уполномоченные органы, выдающие КЭР и ответственные за НДТ и разработку документов, применяемых для оценки технологий. Свод документов, применяемых для оценки технологий (справочники НДТ, стандарты или другие), и даже срок действия КЭР немногим отличаются в разных странах.

Основой внедрения НДТ в развитых и развивающихся странах мира является Директива 96/61/ЕС. На смену ей пришла Директива 2008/1/ЕС от 15 января 2008 года «О комплексном предупреждении и контроле загрязнений». Она задает целевой показатель снижения выбросов загрязняющих веществ в атмосферу; при этом на законодательном уровне каждое государство регулирует внедрение принципов НДТ самостоятельно.

Более того, если проанализировать каким образом государства сокращали эмиссии, согласно взятым на себя сначала по Киотскому протоколу, а затем по Парижской хартии обязательствам, то становится ясно, что именно НДТ использовались для их выполнения.

– Гаухар Халиловна, каким образом внедрение НДТ может повлиять на конкурентоспособность промышленности?

– Экология уже стала компонентом экономики. Построение системы государственного регулирования на основе принципов НДТ направлено на одновременное решение задач экологической и промышленной политики. Применение современных технологий и модернизированного технологического оборудования ведет не только к соблюдению природоохранных требований, но и к стабильному и инновационному развитию промышленности, поддержанию высокой конкурентоспособности национальной экономики, импортозамещению.

Очевидно, что Евросоюз будет и дальше ужесточать Директивы: принятые обязательства и есть база для ужесточения. В результате перед неэкологичными товарами и услугами рынки закроются.

– Опыт внедрения НДТ каких стран ваш центр будет рекомендовать казахстанским предприятиям в нынешних условиях и почему?

– С учетом территориальной, экономической и социальной специфики нашей страны опыт восточно-европейских стран (Польши, Чехии, Словакии) и России привлек наибольшее внимание наших экспертов вследствие схожести в уровне социально-экономического развития наших стран, технологических процессов в промышленности, начальных условий для внедрения НДТ.

С индустриализацией нашей страны экологические вопросы становятся острее. Казахстану необходимо быстрее переходить на принципы НДТ, чтобы не отстать от других стран, и уже сейчас создавать предпосылки для повышения конкурентоспособности своей продукции. Поэтому мы активно сотрудничаем с Бюро НДТ России, которое недавно стало главным экологическим оператором по внедрению НДТ в России.

– У каких стран требования к внедрению НДТ самые жесткие?

– Концепция НДТ получила развитие практически одновременно в странах Европы, Америки и Юго-Восточной Азии.

У каждой страны свои требования к применению НДТ, но наиболее жесткие требования предельных уровней эмиссий предъявляются в Европейском союзе в виде крупных штрафов, невыдачи КЭР, вплоть до закрытия предприятий.

– Гаухар Халиловна, какие стимулы применяются обычно для предприятий, переходящих на НДТ?

– В Польше, Чехии и Словакии экономическое стимулирование НДТ осуществляется через государственные экологические фонды, в которые поступают экологические платежи, сборы от недропользования и платежи за пользование природной средой; фонды ЕС, а также займы и субсидии из экологических фондов, гранты Норвегии.

В Российской Федерации предлагают аккумулировать поступающие средства в особых экологических фондах, чтобы на местном и региональном уровнях их можно было использовать именно в природоохранных целях.

К льготам, применяемым в ходе внедрения НДТ, относятся зачет платы за негативное воздействие в счет инвестиций; установление временно разрешенных нормативов выбросов и сбросов на уровне фактических на период внедрения НДТ; отказ от взимания платы за негативное воздействие после внедрения НДТ.

Для внедрения НДТ в российской промышленности предлагается обеспечить доступность финансирования на конкурентоспособных и посильных условиях: через целевые кредиты одного из госбанков, государственный фонд заемного финансирования или государственный инвестиционный фонд, негосударственный фонд развития технологий и Зеленый климатический фонд.

И в Казахстане мы предлагаем в первую очередь мотивировать предприятия на переход на НДТ.

– Какая судьба постигнет так называемые экологические платежи в результате внедрения НДТ в Казахстане? Смогут ли предприятия оставлять их на собственных счетах?

– Сначала в Казахстане необходимо разработать и утвердить полный комплект правовых и нормативно-методических документов, необходимых для постепенного перехода на НДТ и к новой системе выдачи КЭР.

Экологические платежи останутся, но механизм их распределения, безусловно, должен быть изменен. Нужно добиваться, чтобы эти деньги шли по назначению.

– Какие источники финансирования обычно применяются в мире?

– Первоначально в странах ЕС экономическое стимулирование развития НДТ проводилось в основном из специального фонда, оказывающего финансовую поддержку в виде субсидий, займов и взносов на частичное покрытие процентов.

Действенным инструментом поддержки НДТ в других странах стали изменение порядка платежей за негативное воздействие на окружающую среду и увеличение ставок платы при несоблюдении установленных санкций. Поступающие средства аккумулируются в особых экологических фондах, а затем используются исключительно в природоохранных целях.

– Механизм внедрения НДТ будет прописан в новой редакции Экологического кодекса или в специальном документе?

– На этот год запланирован технологический аудит энергетических предприятий. Собранные данные станут аналитической основой для создания реестра «зеленых» технологий и справочников НДТ. В этой работе будут участвовать эксперты, в том числе и зарубежные.

В технические группы по составлению справочников войдут и представители отраслей. Один из принципов НДТ – участие и прозрачность, поэтому в каждой стране нормы, регламентирующие внедрение НДТ, появляются в результате компромиссного равноправного диалога между обществом, государством и бизнесом.

Конечная цель этих мероприятий – получение КЭР предприятиями.

– Гаухар Халиловна, анализировали ли Вы информацию о том, с какими проблемами сталкивались страны, внедряя НДТ, и как преодолевали трудности?

– На начальном этапе некоторые предприятия недооценивали преимущества системы технологического нормирования по принципам НДТ и неохотно предоставляли количественные показатели, необходимые для разработки справочников, а то и вовсе отказывались заполнять анкеты. Другие же считали, что технологические показатели НДТ не будут устанавливаться на основании анализа данных, предоставленных отечественной промышленностью, и тоже не поддерживали разработку справочников.

Мы полагаем, что промышленный сектор будет двигаться в ногу со временем исходя из целей, поставленных Главой государства по индустриализации и повышению конкурентоспобности казахстанской экономики.

Марина Демченко

журнал «Горно-металлургическая промышленность» №1-2019

209